Министр урбанизации и реконструкции освобожденных территорий САДР: «Здесь каждый сам выбирает, где ему жить»

Четверг, Декабрь 5th, 2013 @ 10:00ПП

После прекращения боевых действий между Марокко и Фронтом ПОЛИСАРИО под контролем последнего осталось около 90 000км2 территории Западной Сахары. И если в крупных городах на побережье Атлантики испанцы в колониальную эпоху вели активное строительство, то в регионах более отдаленных не было даже намека на цивилизацию. И одной из задач Фронта ПОЛИСАРИО стало создание условий для жизни сахрави на этих землях. Достижениями последних лет делится Министр урбанизации и реконструкции освобожденных территорий САДР Булахи Мохамед Фадель.

Господин Булахи, расскажите, пожалуйста, о работе министерства.

Министерство урбанизации и реконструкции освобожденных территорий САДР было создано не так давно, после XII Конгресса Фронта ПОЛИСАРИО в 2007 году, это одно из новых министерств. Мы отвечаем за развитие и население освобожденных территорий Сахарской Арабской Демократической Республики. После прекращения боевых действий между Фронтом ПОЛИСАРИО и Марокко появилась необходимость в обустройстве той зоны, которую мы смогли удержать под нашим контролем.

Задача министерства — создать инфраструктуру, построить дороги, дома, больницы, школы, огороды, поддерживать их в рабочем состоянии. Большинство женщин в освобожденных городах никогда не рожали в больницах, но с тех пор, как мы оборудовали родильные залы и направили в местные госпитали врачей, смертность женщин и детей во время родов резко снизилась.

Другая проблема – это вода, которой мало. Работа министерства также заключается в исследовании источников воды, строительстве колодцев, поставках питьевой воды населению.

И еще одно направление – это разминирование освобожденных территорий. До сих пор там остается никому не известное число противопехотных и противотанковых мин. Мы сотрудничаем с организациями, которые проводят разминирование, особенно вдоль марокканской «Стены позора».

Почему большинство сахрави остаются в лагерях беженцев на чужой земле, когда у САДР есть своя достаточно большая территория?

Действительно, освобожденные территории САДР по своей площади больше многих стран Африки. В 1975 году, когда началась война, мы эвакуировали женщин, детей и стариков и разместили лагеря на нашей земле. Но марокканская авиация разбомбила их. Тогда в Ум Драйге, Тифарити и Гельте погибло очень много людей. После этого зверства со стороны Марокко мы заключили соглашение с Алжиром, чтобы обеспечить безопасность нашим гражданам.

Сейчас, спустя больше 20 лет после прекращения огня, каждый сам решает, где ему жить. Но в лагерях беженцев работают международные организации, которые поставляют гуманитарную помощь, здесь есть крупные больницы, медики различных профилей, есть коммуникации, больше возможностей для трудоустройства. На освобожденных территориях сахрави теряют статус беженцев, поэтому должны сами обеспечивать себе пропитание. Тем не менее, многие уезжают на лето в освобожденные города, поскольку климат там более мягкий, нет изнуряющей жары, как на юге Алжира.

Господин Булахи, какие основные занятия у жителей освобожденных территорий САДР?

Вам, конечно, известно, что мы разделили эти земли на военные регионы. Вся армия САДР находится именно на освобожденных территориях. То есть, там живут военные со своими семьями.

Другая категория – это бедуины, кочевники, они занимаются скотоводством, разводят коз, овец, верблюдов. Эта часть населения идет за дождями в поисках пастбищ для скота.

В наши города также уезжают те, у кого есть родственники в Европе или других странах, способные помогать финансово.

В каких городах САДР уже созданы условия для жизни гражданского населения?

В первую очередь, это Бир Лехлу, временная столица, и Тифарити. Это самые крупные населенные пункты, где есть больницы. В Мехризе, Агуэните и Дугже есть пункты первой помощи. Конечно, в этих городах есть школы, поскольку военные остаются там с семьями. Школа есть и в Миджеке, но там до сих пор нет никакого медицинского учреждения, мы ищем спонсоров для строительства и оборудования медпункта.

Господин Булахи, получает ли министерство финансовую поддержку от международного сообщества?

Раньше получало. Нам помогали НПО, автономии и муниципалитеты Испании. ЮАР спонсировала строительство здания Парламента. Но в последние годы мы ощущаем эффект кризиса, сейчас открытых проектов нет. Нам необходимо финансирование для закупки стройматериалов и оборудования, инженеры у нас свои. Наш ведущий специалист получил образование в Советском Союзе, он преподает в министерстве, курирует программу повышения квалификации для других сотрудников.

К сожалению, любое вмешательство в дела освобожденных территорий Западной Сахары – это вопрос политический, это не помощь беженцам. Поэтому найти поддержку сложно.

Тем не менее, мы не теряем надежды освободить нашу страну от марокканской оккупации и вернуться домой, чтобы самостоятельно обеспечивать финансирование всех нужд сахрави. На протяжении многих лет Фронт ПОЛИСАРИО готовит все учреждения САДР именно к этому – к работе в суверенном государстве.

Катерина Ермакова

Рубрика: Интервью с официальными лицами