Генеральный секретарь министерства информации САДР: «Мы ведем борьбу против марокканской информационной блокады»

Понедельник, Май 27th, 2013 @ 8:40ПП

За последние 20 лет профессия журналиста в Западной Сахаре стала наиболее престижной и высокооплачиваемой. После прекращения вооруженного сопротивления марокканской оккупации на фронт вышли репортеры сахрави. Их цель — разрушить «железный занавес» и показать мировой общественности ту суровую реальность, с которой коренному населению территории приходится сталкиваться каждый день. Об информационных победах и поражениях рассказывает генеральный секретарь министерства информации САДР Абделахи Эсуилем. 

Господин Абделахи, западносахарский конфликт широко освещается по всему миру. Как сегодня выглядит система СМИ Сахарской Арабской Демократической Республики для иностранной аудитории?

Как Вы отметили, конфликт Западной Сахары освещается в СМИ, что, в основном, связано с большими праздниками, конгрессами, конференциями или культурными мероприятиями. Зарубежная пресса также пишет о визитах в регион личного представителя Генерального секретаря ООН или о проведении очередного раунда переговоров между Фронтом Полисарио и Марокко. Кроме того, на страницы газет выходит информация о докладах Генерального Секретаря ООН по Западной Сахаре, а в последнее время и о событиях Интифады, движения независимости на оккупированных территориях.
Эти новости можно встретить в зарубежной прессе, но главное, что первоисточником являются именно СМИ САДР. В первую очередь, речь идет об информагентстве «Sahara Press Service», которое работает на 5 языках мира: арабском, английском, русском, французском и испанском.
Более того, существует множество онлайн-изданий о конфликте. Например, интернет-журнал «Sahara Libre» (Свободная Сахара) на арабском и испанском языках публикует аналитические статьи и обзоры новостей. Мы делаем упор именно на «глобальную паутину», поскольку с ее помощью можно охватить гораздо более обширную аудиторию, чем с помощью газет или обычного телевидения.

— Вы говорите об онлайн-изданиях. Но в лагерях беженцев далеко не в каждом доме есть выход в Интернет. Существуют ли доступные источники информации для местного населения?

Конечно. В лагерях беженцев уже много лет ведут вещание национальное радио и телевидение, издаются газеты. Надо добавить, что Фронт Полисарио регулярно проводит сессии и конференции, где обсуждаются и доклады Генерального секретаря ООН, и стратегия Фронта, и важные новости. Для этих мероприятий министерство информации САДР готовит специальные обзоры местных и зарубежных СМИ. Поэтому, даже если человек не смотрит телевизор и не слушает радио, он узнает о последних событиях в ходе этих встреч.

— Господин Абделахи, как министерство информации взаимодействует с оккупированными территориями Западной Сахары? Есть ли там собственные корреспонденты и издания?

В первую очередь, связь с оккупированными территориями осуществляется через радио на средних и коротких волнах, телевидение и интернет. Мы уделяем максимальное внимание кампаниям в наших оккупированных городах, поскольку именно там идет основная борьба за освобождение страны. Конечно, главная задача – это прорыв информационной блокады, созданной Марокко.
Мы освещаем всю жестокость и незаконность действий королевских властей в сфере прав человека. Все демонстрации, забастовки, деятельность Интифады и репрессии, от которых страдают наши сограждане, сразу попадают в эфир и на страницы газет. В этом нам помогают корреспонденты, которые работают во всех городах оккупированной Западной Сахары. Они действуют тайно, используют скрытые камеры и мобильные телефоны, чтобы передать фото и видеозаписи. Но каждый день мы получаем корреспонденцию оттуда.
Опять же, одной из важнейших задач министерства является распространение наглядной фактической информации о той реальности, в которой живут сахрави под марокканским игом. Важно, чтобы международное сообщество своими глазами видело избитых женщин, детей, подростков, стариков, которые терпят жестокость марокканской полиции за свое инакомыслие, то есть, за поддержку права западносахарского народа на самоопределение.
К сожалению, первые люди, которые страдают от марокканских служб безопасности это те, кто держат телефон или камеру. Их постоянно ищут, они подвергаются нападениям. Более того, многие политзаключенные, которые сейчас находятся в марокканских тюрьмах, это именно наши корреспонденты.

— Как известно, СМИ Марокко активно перекрывают поток «неудобных» оккупационным властям новостей. Удается ли противостоять информационной блокаде?

Все журналисты Западной Сахары работают для прорыва этой блокады. Мы распространяем наши новости по всей территории, переводим их на иностранные языки, чтобы сделать информацию доступной для самой широкой аудитории. Марокко, или оккупационные власти, заявляет, что уважает свободу слова и права человека. Но это не так. Поэтому мы должны показать ту реальность, в которой живет народ сахрави за «Стеной позора» (система насыпей длиной 2700км, которую Марокко соорудило, чтобы отгородиться от армии Фронта Полисарио. Стена разделяет территории Западной Сахары на оккупированные и освобожденные, — прим.авт.).
СМИ Республики распространяют видео и фото, на которых отчетливо видно, как марокканская полиция и службы безопасности избивают наших женщин и пожилых людей. Королевство говорит, что весь народ Западной Сахары поддерживает политику Марокко, но последние демонстрации сахрави доказывают обратное. Более 10 000 человек вышли на улицы оккупированных городов с флагами САДР, они скандировали лозунги против оккупации, выступали за проведение референдума.
Естественно, мы понимаем, что находимся в условиях информационной войны с Марокко. Да, у них больше журналистов, больше средств и техники. Но наша воля намного сильнее, к тому же, справедливость и международная законность на нашей стороне, поэтому мы уверены в победе.

— Господин Абделахи, Вы как раз упомянули о неравных силах в этой борьбе. С какими сложностями сейчас сталкивается министерство информации САДР?

Здесь нужно назвать внешние факторы. Министерство информации сталкивается с «железным занавесом», блокадой Западной Сахары со стороны Марокко. Сейчас мы боремся за то, чтобы зарубежная пресса, политики, парламентарии смогли посетить оккупированные территории, увидеть ситуацию своими глазами и показать ее объективно. То есть, не по-мароккански, не по-полисарийски, а как есть. Но оккупационные власти перекрывают все дороги для иностранных делегаций, вплоть до насильственного перенаправления в Марокко. Две недели назад из Эль-Аюна вывезли троих обозревателей из Норвегии и итальянского журналиста. Конечно, марокканским властям есть что скрывать.
Вторая наша задача, и непростая, — достичь международного уровня в технологиях СМИ. Речь идет о компьютерах, аппаратуре, Интернете. К сожалению, мы сейчас имеем статус беженцев, нам не хватает средств.
Эти внешние факторы самые главные. Все остальное мы решим со временем. И я должен отметить силу воли и верность своей профессии журналистов сахрави. Они добросовестно и активно работают даже в таких непростых условиях.

Катерина Ермакова

Рубрика: Интервью с официальными лицами, Новости