ДЕЛО О ЗАПАДНОЙ САХАРЕ

Воскресенье, Август 25th, 2013 @ 2:56ПП

Проблема статуса Западной Сахары (наряду с проблемой Восточного Тимора) является одной из самых крупных в истории деколонизации. Политические интересы некоторых великих держав в свое время возобладали над правом народа этой территории на самоопределение: при обсуждении в ООН вопроса о деколонизации Западной Сахары США и Франция заблокировали создание самостоятельного государства в Западной Сахаре, чем действовали захвату ее территории Марокко и Мавританией1.

Несмотря на то, что еще в 1976 г. была образована Сахарская Арабская Демократическая Республика, которая к настоящему времени признана более чем 70 государствами мира и является членом ОАЕ, на территории Западной Сахары по существу действует режим двоевластия, поскольку часть территории этой страны по-прежнему незаконно оккупирована властями Марокко, считающего Западную Сахару своей территорией, несмотря на опровергающие это многочисленные резолюции ООН и консулыативное заключение Международного Суда. Поэтому разработанный ООН и ОАЕ план осуществления полной деколонизации Западной Сахары до сих пор не реализован.

Существо проблемы Западной Сахары сводится к следующему. Колониальная история Западной Сахары на северо-западе Африки площадью 266 тыс. км2 и населением в 300 тыс. человек, как и других стран Африки, характеризуется оккупацией, разделом территорий, истреблением коренных жителей, изгнанием их с лучших земель и присвоением национальных богатств. В середине XX века здесь развернулась широкомасштабная борьба патриотических сил Западной Сахары за ее освобождение от испанского ига, Признанной руководящей силой этой борьбы стал официально оформленный фронт за освобождение Сегиет-эль-Хамра и Рио-де-Оро (фронт Полисарио).

Исторически территория Западной Сахары состоит из двух частей Рио-де-Оро, присвоенной Испанией в 1887 г., и Сегиет-эль-Хамра, перешедшей к Испании в результате соглашений 1904 и 1912 гг, с Францией, отсюда и название фронта Полисарио.

Проблема деколонизации Западной Сахары стоит на повестке дня ООН с 1964 г., и уже в 1966 г. принимается первая резолюция2 с призывом к Испании предоставить народу Западной Сахары право свободно определять свою свободу. Испания отвечает отказом, мотивируя это тем, что Западная Сахара является провинцией Испании.

За скорейшее предоставление независимости Западной Сахары высказывались в это время многие государства мира, в том числе Марокко и Мавритания. Однако и отличие от остальных, эти государства рассматривали независимость Западной Сахары лишь как этап на пути к присоединению ее территорий к своим, поскольку каждое считало Западную Сахару частью своей территории, которая лишь временно находилась под испанским игом.

Примечательно, что когда в конце 50-х — начале 60-х гг. решался вопрос о самоопределении Мавритании, Марокко долго противилось предоставлению независимости этой стране, считая ее частью своей территории, лишь временно находившейся под французским господством. Тогда захватнические амбиции Ма­рокко не увенчались успехом, и Мавритания обрела независимость.

О своей особой заинтересованности в справедливом решении вопроса о предоставлении независимости Западной Сахаре заявил и Алжир, ссылаясь на географическую и историко-этническую близость с нею.

С учетом особых интересов соседних стран Генеральная Ассамблея ООН в 1966 г. в резолюции о деколонизации Западной Сахары предложила Испании установить путем консультации с правительствами Марокко, Мавритании и любой другой заинтересованной страны (Алжир) порядок проведения референдума под эгидой ООН с тем, чтобы предоставить коренному населению Западной Сахары возможность свободно осуществить свое право на самоопределение.

Однако после обнаружения огромных залежей фосфатов на территории Западной Сахары проблема получения ею независимости существенно усложнилась.

В 1967 году Испания в надежде сохранить свое владычество в Западной Сахаре предпринимает еще один шаг: объявила об учреждении Генеральной Ассамблеи «испанской» Сахары, часть членов которой может быть избрана из местного населения. Этот орган Испания пыталась выдать за законного выразителя воли населения Западной Сахары, которое само желает остаться в рамках Испании.
Генеральная Ассамблея ООН в резолюциях по деколонизации Западной Сахары с 1967 по 1973 г. подвергала критике эти маневры Испании и неоднократно подтверждала свою позицию, уже изложенную в резолюции 2229 (XXI), о необходимости проведения референдума под эгидой ООН для установления истинной воли населения Западной Сахары.

Под давлением мировой общественности Испания в июле 1974 г. согласилась на проведение такого референдума. Однако в процессе консультаций с правительствами Марокко и Мавритании Испания натолкнулась на противодействие этих государств. Они откровенно дали понять Испании, что согласятся на референдум, в результате которого территория Западной Сахары либо останется колонией Испании, либо присоединится к Марокко или Мавритании. Испания отвергла это предложение и настояла на том, что референдум должен пройти в полном соответствии с резолюцией ООН 2229 (XXI) от 1966 г., т. е. в нем должен решаться вопрос о предоставлении Западной Сахаре полной независимости. В создавшейся ситуации в августе 1974 г. Испания объявила о своем решении провести референдум на территории Западной Сахары в середине 1975 г. под эгидой ООН.

Марокко и Мавритания открыто выступили против проведения такого референдума и предоставления независимости Западной Сахаре. По их мнению вопрос о самоопределении Западной Сахары был связан с их историческими правами на эти территории. Поэтому они считали, что конфликт был не между Испанией и Западной Сахарой, а между Испанией, присвоившей Западную Сахару, и ими.

По настоянию Марокко и Мавритании Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию 3292 (XXIX) от 13 декабря 1974 г., состоявшую из трех пунктов: 1) отложить намеченный на середину 1975 г. референдум; 2) отправить специальную комиссию ООН в Западную Сахару; 3) запросить консультативное заключение Международного Суда.

Миссия ООН в составе представителей Кубы, Ирана и Кот-дИвуара в начале июня 1975 г. посетила Западную Сахару, а также Испанию, Алжир, Марокко и Мавританию. В ее задачу входило удостовериться, насколько соответствует действительности версия Марокко и Мавритании, согласно которой народ Западной Сахары сам желает с ними объединиться. В докладе о завершении деятельности миссия ООН указала, что большинство населения Западной Сахары высказывается за предоставление ему полной независимости отвергает любую идею присоединения к какой-либо соседней стране. Миссия ООН установила также, что признанным авторитетом большинства населения Западной Сахары пользуется фронт Полисарио и с учетом этого предложила ООН немедленно принять соответствующие меры для обеспечения свободного волеизъявления народа Западной Сахары в условиях полной свободы и в атмосфере мира и безопасности3.

В течение первого полугодия 1975 г. Международный Суд рассмотрел запрос Генеральной Ассамблеи относительно того, 1) была ли Западная Сахара (Рио-де-Оро и Сегиет-эль-Хамра) до ее колонизации Испанией ничьей территорией (terra nullius), и при отрицательном ответе — 2) какие правовые отношения имелись между этой территорией с Марокко и Мавританией.

Испания на Суде придерживалась мнения, согласно которому Международный Суд должен был отказать в рассмотрении данного запроса. Запрос составлен некорректно с международно-правовой точки зрения, утверждала Испания, поскольку в нем сделан акцент лишь на проблему «terra nullius» и исторических прав на землю без учета современных реалий и связанного с этим прогрессивного развития норм международного права применительно к колониям.

Алжир также возражал против рассмотрения запроса Судом. Консультативное заключение Суда, по его мнению, не могло иметь никаких практических последствий, так как в запросе не получил отражения фундаментальный принцип осуществления деколонизации — принцип самоопределения народов. С позиций Алжира для определения судьбы территории важно установить не принадлежность ее кому бы то ни было в прошлом, а истинную волю людей, проживающих на данной территории.

Против этого как раз и выступали Марокко и Мавритания. По их мнению в качестве принципа осуществления деколонизации выступает не только принцип самоопределения, но и принцип национального единства и территориальной целостности. Более этого, в некоторых случаях принцип национального единства и территориальной целостности даже имеет преимущество над принципом самоопределения, поскольку установление факта наличия юридической связи между деколонизируемой территорией и другими государствами приводит к тому, что процесс деколонизации происходит путем простого присоединения этой территории к тем государствам, которым она принадлежала в прошлом. Именно поэтому они настояли, чтобы в запросе содержались только два вопроса. В таком случае подтверждение Международным Судом факта наличия правовых связей между Западной Сахарой, Марокко и Мавританией в доколониальные времена дало бы, по их мнению, право на автоматическое присоединение к ним территории, в какое-то время отторгнутой Испанией.

Международный Суд в консультативном заключении, обнародованном в июне 1975 г.4, по существу поддержал точку зрения Испании и Алжира. Он указал, что независимо от поставленных в запросе вопросов ответ на него должен обязательно учесть фундаментальные положения принципа самоопределения народов, являющегося важной частью, определяющей само существо запроса.

В силу этого Международный Суд определил, что по крайней мере в последние 50 лет обеспечение права свободного волеизъявления народов стало правилом, а не исключением. И создание самостоятельного государства и объединение с другими государствами или присоединение к другим государствам являются законными формами деколонизации, но они должны стать реальностью лишь в результате свободного волеизъявления жителей соответствующих территорий на основе демократического независимого, всеобщего и прямого опроса взрослого населения.

Международный Суд, рассмотрев многочисленные резолюции Генеральной Ассамблеи ООН по вопросам деколонизации, итоги числе специально касающиеся Западной Сахары, отметил, что все резолюции были приняты вопреки претензиям Марокко и Мавритании на то, что Западная Сахара является частью их территорий. Исходя из этого, Международный Суд сделал вывод о том, что нормы деколонизации требуют уважения права населения Западной Сахары свободно определять свой будущий политический статус через его свободно выраженную волю. Таким образом, даже при рассмотрении исторических прав на территорию Западной Сахары Суд не может отрицать право населения Западной Сахары свободно определять свою судьбу в настоящее время.

Оценивая факт самого запроса об исторических правах на территорию, Суд высказал мнение, что это было сделано для более эффективного проведения консультаций между всеми заинтересованными сторонами в целях определения наиболее подходящих процедур и гарантий обеспечения действительно свободного волеизъявления населения Западной Сахары.

По существу вопросов, после досконального изучения материалов политической, военной, религиозной и таможенной Практики данного региона до испанских колонизаторов. Суд Пришел к выводу, что претензии Марокко, якобы осуществлявшего территориальный суверенитет над Западной Сахарой, необоснованны.

Рассматривая аналогичные факты. Международный Суд пришел к выводу, что в рассматриваемый период не было каких-либо правовых связей суверенного характера между Западной Сахарой и Мавританией.

Претензии Марокко суд отверг 14-ю голосами против двух, а претензии Мавритании — 15-ю голосами против одного.

Таким образом, консультативное заключение Международного Суда содержит два важных положения: 1) претензии Марокко и Мавритании не имеют под собой никаких правовых оснований: 2) даже если бы они были, народ Западной Сахары сам должен определить свою судьбу. Воссоединение, объединение, присоединение и др. должно происходить только в результате свободного волеизъявления народа, а не как результат признания каких-либо исторических прав на территории. Даже если признать исторические права на территории, они не дают права на население, проживающее на данной территории, которое, не являясь вещью или животным, нельзя рассматривать как дополнительное приложение к территории и поэтому только оно имеет право определять с достоинством, подобающим людям, свою судьбу.

После этого консультативного заключения Международного Суда можно было бы приступить к проведению референдума под эгидой ООН, однако Генеральная Ассамблея ООН проявила слабость в отстаивании прежней позиции (о проведении референдума) и по существу оставила Испанию один на один с Марокко и Мавританией.

На следующий день после объявления консультативного заключения Международного Суда правительство Марокко объявило о намерении провести марш 350 тыс. безоружных марокканцев в Западную Сахару для подтверждения «права Марокко на национальное единство и территориальную целостность».

По просьбе Испании Совет Безопасности срочно собрался и принял резолюцию с просьбой Генеральному Секретарю ООН немедленно начать консультации с заинтересованными государствами для того, чтобы определить, какие меры нужны для решения возникшей ситуации. Таким образом, эта резолюция оказалась победой Марокко, поскольку заменила подготовку к референдуму под эгидой ООН на посредническую роль Организации в конфликте.

В то же время Испания предложила заменить свою администрацию на временную администрацию ООН на данной территории до тех пор, пока воля народа не будет установлена. Однако ситуация снова накалилась, поскольку Марокко объявило о том, что проведение марша назначено на 2 ноября 1975 г. Испания заявила, что если надо будет защищать Западную Сахару силой, она это сделает. Алжир тоже заявил, что если Совет Безопасности ООН не предпримет никаких мер для отражения агрессии со стороны Марокко, то он все сделает для выполнения своих международных обязательств.

Несмотря на резолюции Генеральной Ассамблеи ООН марш все-таки начался, как и было отмечено, 2 ноября 1975 г. Специальный представитель ООН посетил Марокко, Алжир, Мавританию и Испанию с 3 по 6 ноября 1975 г., пытаясь заручиться их поддержкой плана временной администрации ООН в Западной Сахаре.

Однако Марокко заявило, что время для этого уже прошло, 9 ноября 1975 г. король Хасан II отдал приказ участникам «зеленого марша» вернуться к исходным позициям, а 14 ноября 1975 г. переговоры между представителями Испании, Марокко и Мавритании завершились подписанием трехстороннего соглашения, в соответствии с которым Испания под давлением Марокко соглашалась отказаться от идеи проведения референдума в Западной Сахаре и создать временную администрацию из представителей Марокко, Мавритании и Испании.

Со своей стороны Мавритания и Марокко обещали Испании 35% акций в крупнейшем в регионе предприятии по добыче фосфатов. Кроме того, Марокко обещало Испании предоставить ей на льготной основе право на рыболовство в водах территориального моря Марокко и Западной Сахары. Испания же обещала к 28 февраля 1976 г. передать Западную Сахару в руки Марокко и Мавритании. Подписание трехстороннего соглашения по существу позволило Марокко и Мавритании начать проведение крупномасштабных операций в Западной Сахаре, и к декабрю 1975 г. после ожесточенных боев из основных городов были вытеснены силы фронта Полисарио.

В это же время проблема Западной Сахары снова стала объектом обсуждения и ООН. Генеральная Ассамблея ООН приняла две взаимоисключающие резолюции 3458 (А) и 3458 (В) (XXX). В резолюции (А) Испания призывалась способствовать осуществлению права народа Западной Сахары на самоопределение, в то время как согласно резолюции (В) Генеральная Ассамблея принимала к сведению трехстороннее соглашение и просила Генерального секретаря назначить специального представителя для проведения консультации с трехсторонней временной администрацией в целях оказать ей содействие в проведении «свободных консультаций» с населением Западной Сахары.

В феврале 1976 г., за день до официальной передачи Испанией власти в Западной Сахаре Марокко и Мавритании, фронт Полисарио объявил об образовании Сахарской Арабской Демократической Республики и о своей решимости бороться против марокканских и мавританских захватчиков.

Специальный представитель ООН, который находился в то время в Западной Сахаре, после возвращения в Нью-Йорк рекомендовал не признавать легитимность передачи власти Марокко.

В Мавритании в 1978 г. произошел военный переворот, а пришедший к власти Военный Комитет национального спасения под руководством подполковника Мохамада Хуна Хулья Хейдала разоблачил сговор с Марокко о разделе Западной Сахары, признал незаконной в свете международного права аннексию терри­тории Западной Сахары и отказался от всяких претензий на Западную Сахару, призвав Марокко сделать то же самое.

Марокко, однако, заняло силой и ту часть территории, которая была оставлена Мавританией. Пытаясь увековечить свое присутствие в Западной Сахаре и обезопасить себя от партизанской борьбы фронта Полисарио, на линии разграничения войск Марокко соорудило с 1981 по 1987 г. оборонительный вал длиной около 3000 км.

Рассмотрение в ООН проблемы Западной Сахары возобновилось с 1983 г- С этого времени на сессиях Генеральной Ассамблеи ООН неоднократно принимались резолюции с призывом к Марокко и фронту Полисарио приступить к прямым переговорам с целью создания необходимых условий для проведения под эгидой ООН и ОАЕ мирного референдума по вопросу о самоопределении народа Западной Сахары. В ноябре 1988 г. был учрежден пост специального представителя Генерального Секретаря ООН по Западной Сахаре. В апреле 1991 г. Совет Безопасности ООН принял резолюцию 650, в которой предлагался мирный план ООН для Западной Сахары. В нем предусматривалось прекращение огня под контролем военного персонала ООН, обмен военнопленными под эгидой Красного Креста, размещение войск обеих сторон в соответствующих местах по указанию специального представителя Генерального Секретаря ООН.

Создана миссия ООН по организации референдума в Западной Сахаре. В сентябре 1991 г. вступило в силу соглашение о прекращении огня в Западной Сахаре. Однако референдум, который по плану ООН предлагалось провести сначала в январе 1992 г., а затем — в конце 1993 г., все время откладывался и до сих пор так и не был проведен.

Основная проблема состоит в том, что стороны не могут договориться о порядке фиксации участников референдума. Дело в том, что последняя перепись населения, которая проводилась в 1974 г. испанцами, показала, что в Западной Сахаре жили 75 тыс. человек. В настоящее время по оценкам ООН в одном только Алжире насчитывается около 120 тыс. беженцев. А с другой стороны, во время так называемого «зеленого марша» Марокко и последовавшей за ним оккупации Западной Сахары вместе с войсками вошли еще около 350 тыс. человек, которые сегодня Марокко хотело бы засчитать как жителей Западной Сахары. Цель очевидна: с таким количеством «своего населения’ Марокко обеспечило бы себе абсолютное большинство в таком референдуме.

Примечания:

1.- Подробнее см.: Franck Т. М. The Stealing of the Sahara // A.J.I.L 1976. Vol. 70. No, 4. P. 717; см. также; Страны мира. Справочник. М., 1996. С. 164—166.

2.- См.; GA Res. 2229 (XXI). GAOR Supp. 16. UN Doc. A/6316 (1966).

3.- См.: Report of the UN Visiting Mission to Spanish Sahara. 1975. UN Doc.A/10023/Add. 5. Annex- (1975).

4.- См.; Advisory Opinion on Western Sahara (1975). ICJ. Rep. 12. 89

Источник: Блищенко И. П. и Дориа Ж.: Прецеденты в международном публичном и частном праве, изд. М. 1999г., с. 84-94.

Рубрика: Исследования